Нервная система человека — единое целое?

Нервная система человека - единое целое?

Почти сорок лет своей жиз­ни великий русский физио­лог Иван Петрович Павлов посвятил изучению деятель­ности высшего отдела мозга.

Он проделал много ориги­нальных экспериментов на животных, очень вниматель­но наблюдал за поведением больных в клинике. Все это позволило ему сделать вы­вод, что нервная система — сложный, исключительно тон­кий инструмент связи не только многочисленных ча­стей организма друг с дру­гом, но и организма в целом с самыми разнообразными внешними условиями. Вот почему одно из важнейших направлений современной фи­зиологии носит название нер­визма. Это значит, что сей­час при диагностике и лече­нии многих болезненных про­цессов в организме большое значение придается состоянию нервной системы человека.

Правда, кое-кто склонен все без исключения болезни объяснять «нервами» — и рак, и лейкоз, и ревматизм, и атеросклероз… Такая точка зрения неправильна, так как многие органические болезни имеют свою специфику, очень сложные механизмы возникновения и причина их отнюдь не в нервной системе.

Но не об этих болезнях будем мы вести разговор. Мне хотелось бы рассказать прежде всего о том, как знание физиологии помогает врачам, лечить многих боль­ных от неврозов и даже орга­нических болезней, на которые наслаиваются неврозы, если учитывается общее со­стояние больного и особенно состояние центральной и пе­риферической нервных систем.. Да и сами больные мо­гут намного облегчить свои страдания, если они с по­мощью лечащего врача раз­берутся в собственных субъ­ективных ощущениях, кото­рые часто представляют собой проявления чисто нерв­ной болезни, а не органиче­ского заболевания, сопрово­ждающегося изменениями структуры тканей и орга­нов.

Как известно, у человека, помимо центральной, есть периферическая и вегетатив­ная нервные системы. Высшие нервные центры управляют двигательными актами и вос­принимают раздражения с помощью чувствительных нер­вов из внешней среды, например укол булавки, прикосно­вение к горящей спичке и т. д. Движения в резуль­тате тренировки могут быть доведены до совершен­ства. Сколько радости и удивления вызывают у всех нас игра пианистов-виртуозов или сложные упражнения гимнастов!

То же можно оказать и о чувствительных восприятиях, осуществляемых периферической нервной системой. Есть люди, которые определяют прикосновением руки разницу температуры в один градус. Опытные дегустаторы без­ошибочно различают разнообразные оттенки в сортах вин, чая, духов.

Говоря о двигательной и чувствующей способности нервной системы, следует подчеркнуть, что она участвует в осуществлении простых и сложных рефлексов, которые составляют одну из основ связи организма с внешней средой.

А какова же роль вегетативной нервной системы? Она автоматически, под контролем центральной нервной систе­мы, но без участия нашего сознания управляет всем «внутренним хозяйством». Благодаря ей бесперебойно работает сердце, совершаются непрерывные волнообразные движения кишечника, выделяют важнейшие химические продукты, необходимые для усвоения пищи и обмена веществ, печень, поджелудочная железа и другие органы.

Единство — во взаимосвязи

На первый взгляд получается, что у человека три нерв­ные системы. На самом же деле наша нервная система представляет собой единое целое, но анатомически и функ­ционально она подразделяется на отделы. Периферическая и вегетативная системы очень тесно связаны между собой, функция их непосредственно связана с деятельностью головного и спинного мозга и находится под его контролем. Все указанное имеет огром­ное значение для предупреждения, распо­знавания и лечения болезней, для понима­ния многих патологических процессов, про­исходящих в организме.

Чтобы убедиться в этом, рассмотрим один из примеров, которые довольно часто приходится наблюдать. Студент готовится войти в кабинет профессора, где идет экза­мен. У него начинается сердцебиение. Что же произошло? В коре головного мозга воз­никло представление об экзамене, возбуж­дение передалось в подкорку, в нервные центры, которые автоматически регулируют работу сердца и сосудов. В результате на­чалось сердцебиение.

А вот другой пример. Человек бежит, что­бы не опоздать на поезд. Работающие мыш­цы, в том числе и мышца сердца, начали потреблять больше кислорода. В ответ на усиление движения, вызванное корой головного мозга, включается автоматическая система, управ­ляемая подкоркой. В результате сердце начинает сокра­щаться быстрее, расширяются венечные сосуды, подача кислорода полностью обеспечена.

Эту функциональную связь между внутренними орга­нами и корой мозга доказали исследователи на огромном количестве лабораторных экспериментов.

Кора непосредственно не управляет внутренними орга­нами — сердцем, желудком, почками и т. д. Ведь хорошо известно, что если в одном из участков головного мозга вдруг произойдет заку­порка сосудов, небольшое кровоизлияние, то внутренние органы продолжают рабо­тать, сохраняя человеку жизнь.

Сама природа позаботилась о том, что­бы важнейшие центры управления внут­ренними органами были спрятаны «за семью замками», что­бы они работали, как автоматы. Она вырабо­тала этот автоматизм в процессе эволюцион­ного приспособления животных и человека к существованию в раз­личных условиях внеш­ней среды. Бежал ли первобытный человек в страхе от дикого зверя, сражался ли с ним — сердце человека приспосабливалось к требо­ваниям самой жизни.

Так постепенно на про­тяжении многих столе­тий совершенствова­лись вегетативная нерв­ная система и центры управления ею, распо­ложенные в подкорке.

И хотя кора голов­ного мозга не управля­ет непосредственно ра­ботой внутренних орга­нов, она постоянно при­спосабливает управление этими органами к требованиям внешней среды. Между корой и подкоркой, которая яв­ляется своеобразным аккумулятором, концентрирующим в себе сигналы ощущений всего «внут­реннего хозяйства» и отдающим туда распоряжения, су­ществует теснейшая связь. Правда, в настоящее время физиологи установили более сложные саморегулирующие механизмы в центральной нервной системе, но мы гово­рим только о самых основных, имеющих большое значение для лечения больных неврозами.

Прежде всего кора постоянно контролирует подкорку. И это понятно. Ведь подкорка — «чувствилище», она все время стремится выйти из повиновения. И чем больше воли у человека, тем он лучше владеет собой.

— Но разве хорошо жить без чувств? — спросят многие.

И хорошо, и плохо. Бурные, болезненные эмоции на­до одерживать, не поддаваться им. Но, с другой стороны, человек без чувств — это робот. Как видно, вопрос не такой уж простой.

Представим себе, что подкорка «взбунтовалась», беспорядочные и сложные ощущения начали посту­пать из нее в высший центр — кору. Например, человеком внезапно овла­дело отчаяние: он в ужа­се кричит, ломает руки, делает бессмысленные дви­жения. Его поведение по­хоже на поведение птицы, залетевшей в комнату и бьющейся о стены, окна. Соображение ей чуждо, она инстинктом ищет вы­хода.

В момент отчаяния че­ловек так же плохо со­ображает, и чем слабее контрольная функция моз­га, тем больше выявляет­ся возбуждение подкорки, ее «бунт».

Плачет мозг, а слёзы в сердце…

Одной из форм такого «бунта» подкорки являет­ся истерия. Такие люди нередко предъявляют множество бесконечных жалоб на боли — то в од­ном органе, то в другом.

От тяжелых длительных переживаний, сильнейшего умственного переутомления кора постепенно сдает, и под­корка начинает преобладать. И тогда вот что происходит.. Но прежде чем сказать, что происходит, приведем ма­ленький медицинский рассказ.

Сравнительно молодой финансовый служащий работал несколько лет без отпуска. Нервная система его переуто­милась, и человек это чувствовал. Он решил сдать отчет и поехать отдохнуть. Когда он явился в курортную комиссию, то жаловался на боли в сердце, желудке, на бессон­ницу. Врач, который его осматривал, вместо того чтобы разобраться в существе дела и успокоить больного, сказал:

Да, у вас сердце, как тряпка…

И с этого дня человек действительно «заболел» серд­цем. У него появились боли — это раздражения в боле­вых зонах подкорки, передающиеся в область сердца по вегетативным нервам. Он жаловался на сердцебиение, одышку, хотя по клиническим данным у него не было ни грудной жабы, ни склероза венечных сосудов. Развилась картина болезни, которая называется неврозом и о кото­рой врачи говорят:

Плачет мозг, а слезы — в сердце, в желудке, пе­чени.

Через несколько месяцев человек «вошел в болезнь», ходил по врачам, пока, наконец, не попал на прием к из­вестному профессору-кардиологу. Только авторитет про­фессора подействовал на него, и он поверил, что действи­тельно здоров. Постепенно мобилизовалась кора, подкор­ка уже не смогла давать своих зловещих ощущений, и «больной» выздоровел.

Но бывает и так…

А. П. Чехов, тонкий, наблюдательный художник и врач, в свое время еще мог не знать всех механизмов, о которых мы рассказываем. Но, как писатель, он уже под­метил в жизни подобную ситуацию. Антон Павлович сде­лал такую запись в записной книжке:

— Z идет к доктору, тот выслушивает, находит порок сердца. Z резко меняет образ жизни, принимает строфант, говорит только о болезни — и весь город знает, что у него порок сердца, и доктора, к которым он обращается, нахо­дят у него порок сердца Он не женится, отказывается от любительских спектаклей, не пьет, ходит тихо, чуть дыша.

Через 11 лет едет в Москву, отправляется к профес­сору. Этот находит совершенно здоровое сердце. Z рад, но вернуться к нормальной жизни уже не может. Только возненавидел врачей и больше ничего…

Почему чеховский Z ушел дальше финансового работ­ника в своем неврозе? Таков тип нервной деятель­ности Z — Беликова в клиническом плане. Это — слабый, малодушный, подверженный всякого рода внушениям человек.

Следовательно, при определенном типе нервной дея­тельности кора не способна строго контролировать подкор­ку, которая «живет» всякими страхами и ощущениями. Но никогда нельзя забывать, что слабый человек, хорошо и правильно воспитанный в определенной социальной об­становке, живущий большими общественными интересами, перестает замыкаться в кругу своих ощущений. И самое главное состоит в том, чтобы больной неврозом понял: его боли — не от сердца, он не болен «22 года» бруцеллезом или «10 лет почему-то не двигающимся вперед эн­докардитом», у него же плачет мозг, а слезы в органах. Если он все это поймет, будет разумно выполнять советы лечащего врача, то поправится полностью.

Постараемся объяснить, как же в этом случае у че­ловека исчезнут «нестерпимые боли», «ужасные ощу­щения».

Здоровые органы «молчат»

Врачи давно заметили, что внутренние органы можно резать, колоть, и они не ощущают боли. Боль человек чув­ствует тогда, когда травмируется брюшина или плевра, покрывающие внутренние органы. Но ведь сердце, пе­чень, желудок, так же как наша кожа, снабжены много­численными нервными окончаниями, которые могут вос­принимать раздражения. Все дело в степени раздражения. Например, теплую воду желудок не чувствует, а горя­чую — ощущает.

Немаловажное значение имеет состояние органа, его кровеносных сосудов. Если какой-либо орган болен, у не­го повышается чувствительность. Сердце, пораженное ин­фарктом, мгновенно сигнализирует в центральную нерв­ную систему о случившейся беде.

Наконец, большую роль в ощущениях играет состоя­ние высших отделов нервной системы. Как мы уже указы­вали, если кора потеряла контроль над подкоркой, то че­ловек очень остро чувствует малейшую боль.

Здоровый человек абсолютно не чувствует внутренних органов. Они «молчат». И. М. Сеченов в своем гениаль­ном труде «Рефлексы головного мозга» указывал, что че­ловек не ощущает в деталях работу внутренних органов, но его самочувствие — это «валовое чувство», определяю­щее благополучие или неблагополучие во «внутреннем хо­зяйстве».

Но стоит заболеть этим органам или заболеть мозгу (в последнем случае нарушается соотношение: кора — подкорка), как человек начинает их чувствовать и в пер­вую очередь сердце.

Само собой разумеется, нельзя игнорировать настоя­щую боль, идущую из больного органа. Например, при инфаркте миокарда по нервным волокнам раздражение пе­редается в подкорку, а затем уже «осознается» корой, как ощущение боли. Больной дает сложную реакцию на такую боль и в первую очередь возникает испуг, который усиливает спазм венечных сосудов. Вот почему врачи в таких случаях стараются всячески успокоить больного, дают ему различные сильнодействующие обезболивающие средства.

Итак, как мы убедились, внутренние органы способны к «ощущениям». Они могут вести себя двояко: действи­тельно болеть сами или ложно проецировать в себе боли, если нарушено равновесие между корой и подкоркой. В последних случаях больные нередко годами придержи­ваются строжайшего режима, мало двигаются, соблюдают диету, в то время как им надо всячески тренировать серд­це, желудок, приспосабливать их к обычным условиям жизни, словом, мобилизовать организм. Во время войны, когда жизнь потребовала напряжения всех духовных и физических сил, у многих вдруг исчезли боли, которые мучили их годами

Как же происходит такое чудесное исцеление? Высший контрольный орган — кора — мобилизуется, она успокаи­вает подкорку, и тогда стихают все боли, внутренние ор­ганы работают нормально и быстро…

Эмоции необходимы

Слов нет, многое зависит от самого человека. Каждый врач мог бы из своей практики привести немало случаев исцеления, когда он, разъяснив больному сущность стра­даний и указав правильные пути лечения, помог человеку полностью выздороветь.

Известный немецкий философ Иммануил Кант отли­чался с детства слабым здоровьем и страдал неврасте­нией. Он постоянно испытывал неприятные ощущения почти во всех внутренних органах, настроение у него было подавленным. Но в дальнейшем Кант усилием воли ста­рался преодолеть боль, переключался на интересную мыс­лительную работу, придерживался строжайшего режима. Он в одно и то же время вставал, работал и отдыхал. Не­даром по его утренней прогулке — в 7 часов утра — про­верялись часы городской ратуши. Кант, проделав над собой такой опыт, написал медицинский трактат: «О спо­собности при помощи усилия воли управлять своими бо­лезненными ощущениями».

— Подкорка — «чувствилище», куда приходят сигна­лы из внутренних органов, существует только для плохо­го? — спросит читатель.— Чувства, ощущения обостряют­ся и наносят вред здоровью человека?

Нет, это не так! Никогда не следует забывать, что в физиологии и лечебной практике нет ничего более опасно­го, чем стандартные, упрощенные рецепты и рекомен­дации.

Чувства и эмоции очень нужны! Они являются решаю­щим двигателем в нашей жизни. Скажем больше: чувства, ощущения — совершенно необходимы для здоровья. Но какие это должны быть чувства? Конечно, положитель­ные, радостные, светлые, заряжающие нас энергией, вы­сокими порывами.

Кто не знает, что атмосфера успеха, радостные чув­ства поднимают настроение, бодрят и зовут вперед. Так, боевая музыка или героическая песня поднимает настрое­ние и увлекает на смелые подвиги бойцов, утомленных длительным походом и лишениями.

Как положительные эмоции «заряжают» мыслями мозг, знает каждый преподаватель. Вот он начал свою лек­цию, его слушает большая аудитория, ее эмоции переда­ются ему, и мысли льются плавно, они логичны, интересны, ярки. А кому не известно, что при благоприятных усло­виях труда, хорошем настроении работа спорится?!

Так что не будем плохо думать о подкорке. В ней за­ложены неистощимые запасы энергии. Иван Петрович Павлов очень точно сказал, что главный импульс для деятельности коры идет из подкорки. Если исключить эти эмоции, то кора ли­шается основного источни­ка силы.

Безусловно, наша статья не исчерпывает всех вопросов, связанных с учением о нервной си­стеме. Мы старались лишь показать с позиций практической медицины, как точные физиологиче­ские данные помогают врачам лечить, а больным лечиться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: